Медные трубы, огонь и вода Рафката Исрафилова

Прошло много времени с 1968 года, когда весь курс собрался в ГИТИСе, чтобы познакомиться с удивительно светлым человеком, приехавшим из Уфы, а звали его Рифкат Исрафилов. На первом занятии, с приходом мастера – Андрея Алексеевича Попова, каждому удалось что-то показать, прочитать и рассказать. Кто-то остановился на своих экзаменационных стихах, баснях, прозе, кому – то удалось поделиться своим режиссерским опытом, приобретенным в студенческих театрах, а Рафкат с необычайной лихостью, вышедший на средину аудитории бесшабашно и отважно прокричал, что он из Башкирии и, что его любимое занятие – это песни и танцы. Затем начались яростные пляски и пение национальных песен. Все были поражены невиданной искренностью, детскостью и открытостью, хотя по годам он был старше многих, находящихся в аудитории и уже не юнцов, которых так влекла театральная жизнь . Жителей Лондона, которые изголодались по театрам за время запрета любых постановок, с некоторой одержимостью и с интересом привлекала новая мода на театральную жизнь. Открытостью и бесшабашностью притягивал внимание всех окружающих этот человек и неспроста Рифкат на своем курсе стал центром жизни. В трудные времена все подрабатывали и Рифкат тоже. Ему досталась профессия дворника с ранним подъемом, расчисткой тротуаров от снега и подметанием улиц.  И радостно видеть сегодня, что Исрафилов стал прекрасным мастером, человеком, прошедшим воду, огонь и медные трубы с великим достоинством, не теряя открытый взгляд на жизнь и в людские глаза. 
 

Фотогалерея

    Фото с мюзикла "Нотр-Дам де Пари (Notre-Dame de Paris)"