мне гроба!

                                                                (Уходит).

          СЦЕНА II.

                                                        Келья фра Лоренцо.

                                                      Входит фра Джованни.

                                                                Джованни.

                                      Святой отец! брат францисканец! Эй!

                                                      Входит фра Лоренцо.

                                                                  Лоренцо.

                                      Должно быть это - голос фра Джованни...

                                      Грядущему из Мантуи привет!

                                      Что Ромео говорит? Иль, если он

                                      Ответил письменно, то дай письмо мне.

                                                                Джованни.

                                      Отправясь за одним из наших братьев,

                                      Из босоногих орденских, который

                                      Больных по городу обхаживал, чтоб вместе

                                      Пуститься в путь с ним, я его нашел...

                                      Но городские, сторожа, подозревая,

                                      Что были с ним мы в доме, где чума

                                      Свирепствует, ворота затворили

                                      И нас из города обоих не пустили...

                                      Так и не удалось мне в Мантую попасть.

                                                                  Лоренцо.

                                      Так кто же к Ромео снес мое письмо-то?

                                                                Джованни.

                                      Я отнести не мог - и вот оно;

                                      Гонца туда не мог достать я тоже:

                                      Такой на всех чума наводит страх!

                                                                  Лоренцо.

                                      Ах, грех какой! Клянуся братством нашим.

                                      Письмо-то не пустячное ведь было,

                                      А с очень, очень важным содержаньем.

                                      От недоставки приключиться может

                                      Беда большая. Ну, сходи-ко, фра Джованни,

                                      Достань мне лом и принеси сюда

                                      Ты в келью.

                                                                Джованни.

                                                                Хорошо, брат принесу

                                                                (Уходит).

                                                                  Лоренцо.

                                      Итак, один пойду я в склеп могильный!

                                      Проснется через три часа Джульетта

                                      И проклянет она меня, что Ромео

                                      Уведомлен о нашем деле не был...

                                      Ну, напишу я в Мантута вторично;

                                      Ее же, до приезда Ромео, здесь

                                      Оставлю в келье... Бедный труте живой,

                                      В гробнице мертвеца похороненный!

                                                                (Уходит).

          СЦЕНА III.

                        Верона. Кладбище, посреди его памятник Капулетов.

                            Входят Парис и его паж, несущий цветы и факел.

                                                                    Парис.

                                      Дай факел, паж! Иди и стань поодаль!

                                      Нет! прочь его возьми! Я не хочу

                                      Выть видимым, поди, разлягся ты

                                      Под тем вон кипарисом, чутким ухом

                                      К земле приткнувшись звонкой. Не коснется

                                      Ничья нога кладбища почвы рыхлой,

                                      Гробокопаньями изрытой, чтобы ты

                                      Не услыхал. Подай сигнал мне свистом,

                                      Когда шаги заслышишь. Дай цветы мне...

                                      Ступай и, что приказано, исполни.

                                                          Паж (про себя).

                                      Мне жутко оставаться одному

                                      Тут на кладбище, а остаться должен.

                                                                    Парис.

                                      О, мой цветок прелестный! Осыпаю

                                      Цветами брачную твою кровать

                                      И буду по ночам ходить сюда,

                                      Чтоб их водою чистой орошать...

                                      Иль ежели воды не станет, то, рыдая,

                                      В слезах я стоны буду растворять,

                                      И еженочно тризну совершая,

                                      Невесты гроб цветами осыпать.

                                                            (Свищет паж).

                                      Мне паж дает сигнал... подходит кто-то...

                                      Чья святотатственная здесь нога

                                      Блуждает ночью и смущает тризну,

                                      Любви обряды верной?.. Как?

                                      И с факелом? Сокрой на миг меня, о, ночь!

                                                                (Отходит).

                        Входят Ромео и Бальтазар с факелом, ломом и проч.

                                                                    Ромео.

                                      Подай мне лом и заступ ты железный.

                                      На, вот письмо: его поутру завтра

                                      Ты государю-батюшке отдай!

                                      Дай факел! Если жизнью дорожишь ты,

                                      Чтоб ни услышал ты иль ни увидел,

                                      Стой в стороне, ни в чем мне не мешай -

                                      Спускаюсь в ложе смертное затем я,

                                      Чтобы в лицо мою синьору видеть;

                                      Затем еще особенно, чтоб с пальца

                                      Снять многоценное кольцо у ней,

                                      Кольцо, предназначаемое мною

                                      На дорогое дело... Удались же,

                                      Уйди ты, - но коли посмеешь, увлеченный

                                      Ты подозрением, подсматривать за тем,

                                      Что буду делать я, то - бог свидетель!

                                      Я разорву тебя на части, и кусками

                                      Голодное кладбище я усею.

                                      Как самый час - намеренья мои

                                      Ужасны, дики и неумолимей,

                                      Чем тигр голодный или море в бурю.

                                                                Бальтазар.

                                      Уйду, мессер, и вам мешать не буду.

                                                                    Ромео.

                                      Докажешь тем любовь мне. На!

                                      Живи, будь счастлив и прощай, голубчик!

                                                    Бальтазар (про себя).

                                      Вот оттого-то я и спрячусь где-нибудь...

                                      Ужасен взгляд его и думы страшны.

                                                                (Отходит).

                                                                    Ромео.

                                      Ты, зев треклятый, ты, утроба смерти