Плохая ж

                                      Слезам добыча... И до их напора

                                      Лицо мое - не бог знает чем было.

                                                                    Парис.

                                      Обидней слез ему - слова такие.

                                                                Джульетта.

                                      Не клевещу, мессер: сказала правду я,

                                      И - что сказала, то себе сказала.

                                                                    Парис.

                                      Лицо твое - мое, а на него ты

                                      Клевещешь!

                                                                Джульетта.

                                                              Может быть, Оно не мне ведь

                                      Принадлежит. Святой отец! Досуг ли

                                      Теперь вам иль мне вечером притти?

                                                                  Лоренцо.

                                      Досуг мой - весь мой. Бедное дитя!

                                      Готов я. Мой синьор: наедине

                                      На время мы должны остаться с нею.

                                                                    Парис.

                                      Избави бот мешать святому делу!

                                      В четверг, Джульетта, утром разбужу вас,

                                      До тех же пор прощайте - и примите

                                      Вы от меня мой поцелуй святой!

                                                                (Уходит).

                                                                Джульетта.

                                      Запри скорее дверь ты и затем

                                      Давай со мною плакать. Ни надежды,

                                      Ни помощи и ни спасенья нет!

                                                                  Лоренцо.

                                      Ах, знаю я твое, Джульетта, горе!

                                      Мой ум оно повергло в напряженье,

                                      Я слышал, что должна - и без отсрочки -

                                      В четверг ты с этим графом повенчаться?

                                                                Джульетта.

                                      Не говорил бы прежде ты об этом,

                                      О, падре, чем сказать мне, как спастись!

                                      Коль средств найти твоя не может мудрость,

                                      Ты только оправдай мое решенье,

                                      Я в миг себе ножом вот этим помогу...

                                      Сердца нам с Ромео небо сочетало

                                      А руки - ты, и прежде, чем рука,

                                      Врученная тобой Ромео, будет

                                      Другому в обладанье отдана,

                                      Иль сердце верное мое к другому

                                      Клятвопреступно обратится, вот

                                      Что их за это ждет!

                                      Подай же многолетнею своею

                                      Ты мудростью совет мне иль смотри:

                                      Промеж бедой и мною нож кровавый

                                      Посредника сыграет и своим он

                                      Судом рассудит то, чего не в силах будет

                                      Ни многолетний, опыт твой, ни мудрость

                                      По совести и честя рассудить.

                                      Не медли же ответом: опоздать я

                                      Боюся умереть, коль то, что скажешь,

                                      Не скажет ничего мне о спасеньи.

                                                                  Лоренцо.

                                      Стой, дочь моя.,. Мне что-то на надежду

                                      Похожее пришло, но в исполненьи

                                      Отчаянное столько же, как то

                                      Отчаянно, что мы предупреждаем.

                                      Когда скорей, чем повенчаться с графом

                                      Парисом, силу воли ты находишь

                                      К самоубийству, вероятно, ты

                                      Подобье смерти вытерпеть, решишься;

                                      Ведь ты, чтоб отвратить позор, на смерть,

                                      На самую на смерть теперь готова.

                                      Дерзай же: дам спасенья средство я.

                                                                Джульетта.

                                      Вели ты мне - скорей, чем повенчаться

                                      С Парисом - соскочить с зубчатой выси

                                      Вон этой башни, или по дорогам,

                                      Обложенным бандитами, скитаться.

                                      Иль в нору змей ползти мне, или на цепь

                                      Меня с ревущим посади медведем,

                                      Иль ночью в складе трупов положи

                                      Под грудою костей людских, стучащих

                                      Друг об друга, с вонючими кусками

                                      И с черепами желтыми без зуб,

                                      Иль прикажи в разрытую могилу

                                      Мне лечь живой в вместе с мертвецом

                                      Покрыться саваном одним... все, все

                                      Вели мне сделать ты, о чем и слышать

                                      Без дрожи не могла я прежде, все

                                      Исполню я без страха и сомненья,

                                      Лишь только бы женою беспорочной

                                      Любимому осталась мужу я.

                                                                  Лоренцо.

                                      Так слушай же: ступай домой, - веселой

                                      Ты притворясь, согласье дай на брак

                                      С Парисом. Завтра, в середу, с собой ты

                                      Не позволяй кормилице ложиться.

                                      Возьми вот эту стклянку и, ложася,

                                      Ты жидкость, в ней растворенную, выпей!

                                      Тогда по жалам пробежит твоим

                                      Мертвящий, хладный сон; обычное движенье

                                      Пульс прекратит свое и перестанет биться:

                                      Ни теплоты не будет, ни дыханья;

                                      Ничто не обличит, что ты живешь.

                                      Ланит и уст твоих поблекнут розы,

                                      Как пепел бледны станут; окна глаз

                                      Замкнутся, как бы смерть сама закрыла

                                      Для жизненного света их; и каждый

                                      Твой член, упругой живости лишившись,

                                      Окоченеет, будет неподвижен

                                      И холоден, как смерть сама; и в этом

                                      Подобьи смерти цепенящей - ты

                                      Пробудешь сорок два часа. Когда

                                      Будить тебя придет жених твой утром,

                                      Тебя найдет он мертвою на ложе.

                                      Тогда, как в наших сторонах ведется,

                                      В одеждах лучших, в незакрытом гробе.