может прямо Ромео, кровный враг,

                                      Ни мук ей передать любовных, ни молений...

                                      Джульетте бедной тоже средства нет

                                      Увидеть вновь того, кто в несколько мгновений

                                      Стал для нее милей, чем жизнь и свет.

                                      Но бдит любви над ними вечный гений

                                      Укажет случай он и даст возможность им

                                      Упиться в трепете блаженством неземным.

                                                                (Уходит).

          АКТ ВТОРОЙ.

          СЦЕНА I.

                              Открытое место, прилежащее к саду Капулетов.

                                                                    Ромео.

                                      Куда мне дальше, если сердце здесь?

                                      Стой, глыба персти, и стремися к центру!

                                          (Перелезает через стену в сад).

                                              Входят Бенволио и Меркуцио.

                                                                Бенволио.

                                      Эй! Ромео! братец Ромео!

                                                                Меркуцио.

                                      Да! себе

                                      Он на уме, твой Ромео... Ну, вот душу

                                      Я прозакладаю, коль он уж не в постели.

                                                                Бенволио.

                                      Сюда он побежал и на стену взобрался

                                      Зови Меркуцио - друг!

                                                                Меркуцио.

                                                                                      Заклятием разве?

                                      Эй, Ромео! Эй ты, норов! страсть! безумство!

                                      Явися к нам хоть в виде вздоха ты;

                                      Скажи один стишок и я доволен;

                                      Воскликни: ах! срифмуй "любовь и кровь",

                                      Наговори любезностей моей

                                      Куме Венере; прибери прозванье

                                      Ее сынку - наследнику слепому,

                                      Мальчишке-купидончику, который

                                      Стрелял так метко в те поры, когда

                                      Король Кофетуй в нищенку влюбился...

                                      Нет! ведь не слышит он, не шевельнется,

                                      Не шелохнется! Умер наш голубчик!

                                      Приняться вызывать по форме:

                                                                                                Заклинаю

                                      Тебя блестящими очами Розалины,

                                      Челом ее возвышенным, устами

                                      Пунцовыми и маленькою ножкой,

                                      Предстань нам в виде собственном своем ты!

                                                                Бенволио.

                                      Он сердится, коль слышит это все.

                                                                Меркуцио.

                                      За что же тут сердиться? Вот, когда б

                                      В волшебный круг красавицы его

                                      Я вызвал демона и так оставил:

                                      - Гони, мол, заклинаньями как знаешь! -

                                      Сердиться было бы за что... Мое же

                                      И честно и пристойно заклинанье;

                                      Ведь я его зову сюда явиться

                                      Лишь именем одним его прелестной.

                                                                Бенволио.

                                      Пойдем! Он спрятался под тень деревьев,

                                      Беседы с грустной ночью ищет он;

                                      Любовь его слепа: в ладу с одною тьмою.

                                                                Меркуцио.

                                      Слепа любовь - так в цель не попадет.

                                      Должно быть, он сидит теперь под фигой

                                      И думает: зачем красавица - не плод

                                      И фигой на него сама не упадет?

                                      Покойной ночи, Ромео!.. Вот пойду я

                                      Да лягу на пуховую постель...

                                      На травке на муравке спится плохо!

                                      Ну, отправляемся!

                                                                Бенволио.

                                                                            Пойдем. Искать напрасно

                                      Того, кто сам не хочет найден быть.

                                                                (Уходят).

          СЦЕНА II.

                                                            Сад Капулетов.

                                                            Входит Ромео.

                                                                    Ромео.

                                      Болезнью шутит тот, кто ран не ведал.

                                          (Джульетта показывается у окна).

                                      Но тише! Что за свет в окне мелькнул?

                                      О! то - восход! Джульетта - солнце!

                                      Встань, солнце красное! Убей ты месяц

                                      Завистливый, поблекнувший с печали,

                                      Что, жрица месяца, его ты краше.

                                      Не будь же жрицей ты его, когда он

                                      Тебе завидует. Покров его весталки,

                                      Болезненно-туманный, сбрось с себя ты!

                                      Вот, вот моя царица, вот моя любовь!

                                      Когда б она лишь знала!.. Что-то шепчут

                                      Ее уста... но не слова. Что нужды?

                                      Взгляд говорит и я отвечу... нет!

                                      Я слишком дерзок, - не ко мне те речи!

                                      Две самых ярких звездочки небесных,

                                      Куда-то отлучившихся, велели

                                      Очам ее блистать до их возврата.

                                      А что, когда бы точно были очи

                                      На месте их, - они же там, где звезды?

                                      Померкли б эти звезды перед блеском

                                      Ее ланит, как меркнет перед светом

                                      Дневным лампада; очи же с вершины

                                      Небес такой бы разливали свет

                                      В воздушных высях, что запели б птицы,

                                      Принявши ночь за день... Вот, вот она

                                      Склонилась на руку щекою...

                                      Ах! если б быть перчаткой этой ручки,

                                      Коснуться этой щечки!

                                                                Джульетта.

                                                                                    Горе!

                                                                    Ромео.

                                                                                                Говорит!

                                      О, говори же, светлый ангел! Блещешь

                                      Ты в этой тьме над головой моей,

                                      Как блещет неба посланец крылатый,

                                      Когда пред изумленными