Эх! было время, да прошло, прошло!

                                      Синьоры, милости вас просим!

                                                                                    Ну, играйте,

                                      Играйте, музыканты! Место, место!

                                      Раздайтесь, расступитесь, господа!

                                      (Музыка, танцы).

                                    Эй, дурачье! Побольше свету. Сдвинуть

                                      Столы, да потушить огонь в камине!

                                      И так тепло. (Другому Капулету).

                                                          Ага! Ну, вот утешил!

                                      Садись-ка, братец Калулет, садись!

                                      Для нас с тобой минуло пляски время...

                                      А ну-ка, ну! Припомни, друг, когда мы

                                      В последний раз с тобою были в масках?

                                                              2-й Капулет.

                                      Да лет уж тридцать, братец мой, назад.

                                                              1-й Капулет.

                                      Не может быть так, много, быть не может,

                                      Братище! У Люченцио на свадьбе,

                                      Я помню, было... Хоть считай по пальцам...

                                      Лет двадцать, ну уж много двадцать пять.

                                                              2-й Капулет.

                                      Э! Что ты! больше! Да уж сыну

                                      Его, мессер, теперь тридцатый год.

                                                              1-й Капулет.

                                      Кому ты говоришь? Тому два года,

                                      Несовершеннолетним он считался

                                                            Ромео (слуге).

                                      Кто эта синьорина, что сейчас

                                      Рукой своей почтила кавалера

                                      Вон там?

                                                                    Слуга.

                                                          Не знаю я, синьор.

                                                                    Ромео.

                                      О! этим огням у нее бы светить поучиться!

                                      Ярко ее красота выдается на тени ночной,

                                      Словно в ушах эфиопки алмаз дорогой,

                                      Не для земли та краса! На нее лишь молиться,

                                                                                                              молиться!

                                      Голубь таков белоснежный средь стаи ворон,

                                      Как она, эта дева, в толпе этих дев, этих жен.

                                      Лишь только окончится танец, я место намечу,

                                      Я пробьюсь в ней навстречу!

                                      Грубой руке моей дам я блаженство вкусить,

                                      Ручки коснуться ее... Не умело доселе любить

                                      Сердце мое... не умело! Клянитесь вы, очи!

                                      Я не видал красоты до сегодняшней ночи!

                                                                  Тибальт.

                                      А это, ведь, по голосу Монтекки!

                                      Поди, сыщи мне шпагу, паж! Посмела

                                      Тварь эта, харю старую надев,

                                            Сюда на праздник наш забраться,

                                            Чтобы над нами издеваться!

                                      Ну, древней честью рода моего

                                      Клянусь: не грех к чертям послать его!

                                                              1-й Капулет.

                                      Племянник, что ты? и бурлишь о чем?

                                                                  Тибальт.

                                      Монтекки, дядя, враг между гостями;

                                      Ругаться он пришел сюда над нами

                                      И над семейным нашим торжеством,

                                                              1-й Капулет.

                                      Ведь это Ромео молодой? Не правда ль?

                                                                  Тибальт.

                                      Так точно, дядя: это он - подлец.

                                                              1-й Капулет.

                                      Поудержись, племянничек! Не трогай

                                      Его! Себя ведет он по-дворянски,

                                      И, правду говоря, Верона может

                                      Гордиться им, как юношей, вполне

                                      Благовоспитанным и благородным,

                                      И ни за весь наш город не хочу я,

                                      Чтоб в доме у меня он был обижен.

                                      А потому уймись и на него

                                      Не обращай вниманья: так хочу я,

                                      И ежели ты волю чтить мою,

                                      Прими веселый вид, сгони со лба морщины:

                                      Они совсем некстати на пиру.

                                                                  Тибальт.

                                      Нет, кстати, если подлецы гостями.

                                      Я не могу сносить его.

                                                              1-й Капулет.

                                                                                      Ты должен!

                                      Ах, ты, мальчишка! Должен, говорю!

                                      Коль я хочу, так должен! Вот те на!

                                      Да кто же здесь хозяин: я иль ты?

                                      Ты выносить его не можешь! Вот как!

                                      С гостями ссоры затевать ты хочешь...

                                      Тьфу пропасть! Курица запела петухом,

                                      Молокосос уж нынче старших учит!

                                                                  Тибальт.

                                      Но, дядюшка, ведь это - срам.

                                                              1-й Капулет.

                                                                                            Пошел ты,

                                      Мальчишка вздорный! Это что еще?

                                      Ты не серди меня, дружок! Я знаю,

                                      Что говорю. (Танцующим).

                                      Отлично, душки! (Тибальту).

                                                                        Ты -

                                      Петух задорный, вот что! (Слугам).

                                                                              Свету, свету!

                                      Побольше свету! (Тибальту).

                                                                      Я тебя уйму!

                                      Любезный мой! (Танцующим).

                                                                  Живей, мои милашки!

                                                                  Тибальт.

                                      Терпенье насильственное здесь

                                      Столкнулось с вольным бешенством; и весь

                                      Состав мой дрогнул... Лучше удалиться

                                      Иль желчной лавой может гнев разлиться.

                                                                (Уходит).

                                              Ромео берет руку Джульетты).

                                      Коль осквернил я грешною рукою

                                      Святыни неприкосновенный