Кормилица.

                                      Из часу в час сочту ее годочки.

                                                          Синьора Капулет.

                                      Ведь ей четырнадцатый.

                                                                Кормилица.

                                                                                    Об заклад

                                      Пробью четырнадцать зубов я... жаль вот,

                                      Что их и всех-то у меня четыре...

                                      Четырнадцати нет еще ей... Сколько

                                      До Петрова дня?

                                                          Синьора Капулет.

                                                                          Да недели с две,

                                      Не меньше.

                                                                Кормилица.

                                      Ну, там меньше ль, больше ль... дело

                                      Не в том. На самый, на Петров день, в ночь,

                                      Четырнадцать годков ей минет

                                      Сусанна - упокой ее господь -

                                      Была б ей ровня... Бог прибрал Сусанну

                                      Знать за грехи мои... Так на Петров-то

                                      На день на самый, в ночь, ей будет ровно

                                      Четырнадцать... Уж это так... я помню!

                                      Да вот: одиннадцать годов, как было

                                      Землетрясенье... А ее в ту пору

                                      От груди стала отнимать я... Этот

                                      Денечек изо всех-то ден в году

                                      Мне памятен! Полынью грудь свою

                                      Натерла я да и сижу себе

                                      На солнышке, у стенки голубятни:

                                      Вы в Мантую тогда с синьором ездить

                                      Изволили... мне память не отшибло!

                                      Ну, так отведала она полыни,

                                      Как я сказала, у моей-то груди,

                                      И горько показалось: надо было видеть,

                                      Как дурочка на грудь тогда озлилась.

                                      Вдруг - голубятня - трах! Я, что есть мочи

                                      Бежать оттоль!

                                      Одиннадцать годков тому наверно!

                                      Она держалась уж на ножках; вот

                                      Ей богу право!.. Бегает, бывало,

                                      Да семенит ножонками-то... За день

                                      До этого, не дальше, лоб себе

                                      Она расквасила. А муж покойник -

                                      Царство ему небесное! - куда

                                      Забавник был!.. Ее с земли-то поднял

                                      И говорит: "лицом; мол, вот теперь

                                      Ты на-земь падаешь, а поумнеешь,

                                      Так будешь все затылком, падать... А?

                                      Не так ли, Джуля?" и - вот умереть мне

                                      Сейчас на этом месте - перестала

                                      Кричать девчонка и сказала: "Да!"

                                      А глядь-поглядь, - ведь, шутка-то, пожалуй,

                                      Теперь и сбыться скоро может... так-то!

                                      Ну, кажется, хоть тысячу годов

                                      Я проживи, а это помнить буду...

                                      "Не так ли, Джуля?" говорит, а крошка

                                      Притихла тотчас и сказала: "да!".

                                                          Синьора Капулет.

                                      Ну будет уж об этом! Перестань

                                      Пожалуйста...

                                                                Кормилица.

                                                                    Извольте, перестану,

                                      Синьора, только не могу от смеха

                                      Я удержаться, как лишь это вспомню...

                                      Сейчас притихла и сказала: "да!"

                                      А, ведь, у ней на лбу - хоть побожиться

                                      Не грех - с яйцо куриное тогда

                                      Вскочила шишка; треснулась она

                                      Порядком и кричала на-крик: "Эва!",

                                      Муж говорит, "лицом теперь вот на-земь

                                      "Ты падаешь подрастешь, так падать

                                      "Затылком будешь... А? Не, так ли, Джуля?.."

                                      Она притихла и сказала: "да!"

                                                                Джульетта.

                                      Притихни же, кормилица, и ты-то.

                                                                Кормилица.

                                      Ну, ну, молчу! Господь тебя храни.

                                      Ты лучше всех детенышей была,

                                      Которых я вскормила. И коль только

                                      До свадьбы доживу твоей, умру -

                                      Совсем покойно я!

                                                          Синьора Капулет.

                                      Ну, вот о свадьбе-то теперь и дело,

                                      О том и разговор наш будет... Дочка,

                                      Джульетта! Ну, скажи, каких ты мыслей

                                      Насчет замужества?

                                                                Джульетта.

                                                                              Мне об этой чести

                                      И в мысль еще совсем не приходило.

                                                                Кормилица.

                                      О чести! ишь ты! Если не сама я

                                      Тебя вскормила, я бы ведь сказала.

                                      Что ум ты разум с молоком всосала!

                                                          Синьора Капулет.

                                      А не мешало бы подумать! Много

                                      Синьор - да и прекрасных - есть в Вероне,

                                      Которые тебя еще моложе,

                                      А матери семейств; да и сама я

                                      Уж матерью твоей была в те годы,

                                      Как ты еще в девицах. Словом, вот что:

                                      Твоей руки Парис-красавец ищет.

                                                                Кормилица.

                                      Ах! Что за человек-то, синьорина!

                                      Уж что за человек! Как быть мужчина.

                                      Уж точно, можно чести приписать!

                                                          Синьора Капулет.

                                      Цвет избранный веронского букета!

                                                                Кормилица.

                                      Уж точно цвет! Как есть-то алый цвет.

                                                          Синьора Капулет.

                                      Что скажешь ты? Тебе синьор по нраву ль?

                                      Сегодня ночью к нам на пир он будет...

                                      Читай же лик Париса молодого

                                      И изучи прелестные черты,

                                      Набросанные кистью