не написанному  роману. Она говорит о том, в  каком направлении шли искания Гюго в области исторического романа.  Отправляясь от Вальтера Скотта,  Гюго хочет в  то же  время создать нечто более  возвышенное,  идеальное.  Действительно, метод Гюго во всех его исторических  романах  иной, чем  метод  В.  Скотта.  В. Скотт  --  глубокий аналитик  исторических  событий, мастер в  изображении типических характеров эпохи;  в то же время совершенно  очевидно, он  слаб там,  где  обращается к традиционно  романическому  элементу, создает фигуры  положительных  героев, стремится нарисовать идеальную любовь. В отличие от  В. Скотта Гюго  не дает нам представления о движущих силах той  или  иной исторической эпохи; судьбы главных героев Гюго  не раскрывают нам  сущности исторических процессов.  По собственному признанию Гюго в письме от декабря 1868 года к издателю Лакруа, он "никогда не писал ни исторических драм, ни исторических романов". Как и в своих    драмах,    Гюго-романист    подходит  к    истории    с    точки    зрения общечеловеческих  принципов  добра и  зла,  любви и жестокосердия,  единых и незыблемых  для    всех  эпох.    Тем  не  менее  за  этими  общечеловеческими проблемами, выдвигаемыми на первый план, мы все  же ясно  видим аксессуары и фон  эпохи,  изображенные со всем  блеском романтической  палитры. С большой силой выразительности передает Гюго накал страстей, апеллируя прежде всего к чувству читателя.

        Начало работы над "Собором Парижской Богоматери" относится к 1828 году. Обращение  Гюго к далекому прошлому  было вызвано тремя факторами культурной жизни  его  времени,    широким    распространением  исторической  тематики  в литературе,  увлечением романтически  трактуемым средневековьем, борьбой  за охрану историко-архитектурных памятников. Действительно,  Гюго задумал  свое произведение    в    момент  расцвета  исторического  романа  во    французской литературе,  20-е  годы --  это  время  появления  "СенМара"  Виньи  (1826), "Хроники времен Карла IX" Мериме (1829), "Шуанов" Бальзака (1829). Интерес к средневековью обозначился  во французской литературе уже  с появления "Гения христианства" Шатобриана (1802) --  и как  реакция против пренебрежительного отношения классицистов и просветителей к средним векам, и как протест против прозы буржуазной жизни, и как стремление к необычному и таинственному. Выбор эпохи  Людовика  XI  был  подсказан Гюго, по  всей  вероятности,  "Квентином Дорвардом"  Скотта,  но идея организовать  действие вокруг  Собора Парижской Богоматери целиком принадлежала ему; она отражала  его  увлечение  старинной архитектурой и  его деятельность в защиту памятников средневековья. Особенно часто Гюго посещал собор  в 1828 году во время прогулок по старому Парижу со своими  друзьями -- писателем Нодье, скульптором Давидом дАнже,  художником Делакруа. Он  познакомился с первым  викарием  собора  аббатом Эгже, автором мистических    сочинений,    впоследствии  признанных    официальной    церковью еретическими,  и  тот помог ему  понять архитектурную  символику здания. Вне всякого  сомнения,    колоритная  фигура  аббата    Эгже    послужила  писателю прототипом  для  Клода  Фролло. В это же время  Гюго штудирует  исторические сочинения, делает  многочисленные  выписки из  таких  книг, как  "История  и исследование древностей города Парижа"  Соваля (1654), "Обозрение древностей Парижа" Дю Бреля (1612), средневековые "Хроники" Пьера Матье, и Комина и др. Подготовительная  работа  над  романом  была,  таким образом,  тщательной  и скрупулезной; ни одно  из имен второстепенных действующих лиц,  в том  числе Пьера Гренгуара, не придумано Гюго, все они взяты из старинных источников.

        К  середине 1828  года  замысел произведения настолько  прояснился  для писателя,  что он  набросал  его план  на бумаге.  В  этом  первом  сценарии отсутствует Феб  де  Шатопер, центральным звеном  романа  является  любовь к Эсмеральде двух лиц --  Клода Фролло и Квазимодо. Эсмеральду обвиняют лишь в чародействе (а не в убийстве капитана  Шатопера), и влюбленному в  нее поэту Гренгуару  удается на время оттянуть  трагическую  развязку, подменив  собой цыганку  в  железной  клетке, куда она  брошена по  приказу  короля, и пойдя вместо  нее  на  виселицу,    интересно    отметить,    что    в    сценарии  уже присутствовала осада Собора Парижской Богоматери толпой бродяг.

        15  ноября  1828  года  Гюго заключил  договор  с  издателем  Госленом, согласно которому  он  должен  был представить  ему  к  15 апреля 1829  года рукопись романа "Собор Парижской Богоматери". Однако театр оторвал  писателя от работы над романом.

        Вскоре после опубликования "Эрнани" другим издателем  Гослен потребовал от Гюго выполнения договора. Новый договор от 5 июня 1830 года обязывал Гюго окончить роман  к 1 декабря под страхом чудовищной неустойки. Первые  строки романа были  написаны 25 июля  1830  года,  разразившаяся 27  июля революция остановила работу писателя на шестой странице.  Гюго  вынужден  был покинуть свою квартиру на улице