• Новости мюзиклов

      16.03.2018  МХТ им. Чехова возобновил проведение спектаклей

      Детектив услугиCегодня, первый день, когда на сцене великого театра имени А.П. Чехова прошло представление. В связи с траурными мероприятиями и похоронами великого актера кино и театра Олега Табакова за последние несколько дней сцена не показала ни одного спектакля, которых должно было состояться более десяти.

      По сообщениям официальной пресс-службы учреждения, зрители, которые не смогли посетить в эти дни представления,...

      23.12.2017  Ленфильм поддерживает спортивный курс страны

      Ленфильм поддерживает спортивный курс страныВсе мы с огромным нетерпением ждем следующего года, так как в 2018 году наша страна встречает у себя самый престижный спортивный турнир, связанный с футбольной жизнью – Чемпионат мира. В преддверии этого грандиозного события в различных регионах нашей страны приступили к возведению новых и реконструкции существующих спортивны объектов. В стороне от общей мобилизации решили не оставаться и ведущие киностудии нашей с...

      09.12.2017  Мюзикл «Приведение» ждет своих зрителей

      Михаил Боярский Совсем недавно на базе Московского дворца молодежи стартовал показ новой музыкальной постановки «Приведение», за основу в которой взят легендарный кинофильм прошлого века с одноименным названием.

      Показ мюзикла продлится до конца этого года, и попасть на эту постановку сможет абсолютно каждый, кто приобретет заветный билет. Как заявляю сами организаторы мероприятия, каждого гостя, пришедшего на мюз...

      14.10.2017  Медиснкий воздержался от комментария «Матильды»

      Медиснкий воздержался от комментария «Матильды»
      Недавно министр культуры РФ Владимир Мединский провел открытую встречу с представителями средств массовой информации, во время которой обсудил насущные вопросы в мире культуры.
      Одной из тем, затронутых во время беседы, стала темы новой работы талан...
      09.09.2017  Ивановский музыкальный театр объявил об открытии нового сезона

      пошив занавеса для сцены Совсем скоро, 6 сентября в Ивановском музыкальном театре стартует новый сезон. Открытие сезона отметят грандиозным концертом-постановкой, которая начнется в 18-00.

      Уже сейчас все театралы и любители этого вида искусства могут приобрести абонемент на спектакли, который поможет сэкономить, по выгодной цене. Этот абонемент действует целый месяц и позволяет его счастливому обла...

  • Разделы форума


сама церковь рушится на их головы.

        Тот,  кто в этот миг  взглянул бы на Квазимодо, наверное, ужаснулся бы. Кроме метательных снарядов, которые он нагромоздил на балюстраде, он навалил еще  кучу камней  на  самой  площадке. Лишь только запас камней  на  выступе балюстрады  иссяк, он взялся за эту  кучу.  Он нагибался, выпрямлялся, вновь нагибался  и  выпрямлялся с  непостижимой быстротой.  Его  непомерно большая голова, похожая на голову гнома, свешивалась над балюстрадой, и вслед за тем летел  громадный  камень, другой, третий. По временам он следил за  падением какого-нибудь увесистого камня и, когда тот попадал в цель, злорадно рычал.

        И все же оборванцы не отчаивались. Более двадцати раз крепкая дверь, на которую они набрасывались, содрогалась под ударами дубового тарана,  тяжесть которого удваивали усилия  сотен  рук.  Створы  трещали, чеканные  украшения разлетались вдребезги, петли при каждом ударе подпрыгивали на винтах, брусья выходили  из  пазов,  дерево, раздробленное между  железными  ребрами створ, рассыпалось в порошок. К счастью для Квазимодо,  в двери было больше железа, чем дерева.

        Однако  он  чувствовал, что главные врата  подаются. Хотя он не  слышал ударов тарана, но каждый из них отзывался как в недрах  собора, так и  в нем самом.  Сверху ему  было  видно,  как  бродяги,  полные  ярости и торжества, грозили  кулаками  сумрачному  фасаду церкви; думая  о  себе и  цыганке,  он завидовал  крыльям  сов, стаями  взлетавших  над  его  головой и уносившихся вдаль.

        Града его камней оказалось недостаточно, чтобы отразить нападающих.

        Испытывая  мучительную тревогу,  он заметил  в эту  минуту чуть  пониже балюстрады, с  которой он громил  бродяг, две  длинные  водосточные каменные трубы,  оканчивавшиеся как раз над главными вратами. Верхние  отверстия этих желобов  примыкали  к  площадке. У него мелькнула мысль.  Он побежал в  свою конуру за вязанкой хвороста, постарался навалить на хворост как можно больше дранки  и  свинца,  --  этими  боевыми  припасами  он  до  сих  пор  еще  не воспользовался, -- и, расположив, как должно, этот  костер перед отверстиями двух сточных желобов, запалил его при помощи фонаря.

        В это время каменный дождь  прекратился,  и  бродяги перестали смотреть вверх. Запыхавшись, словно стая гончих,  берущая с бою кабана в  его логове, разбойники  теснились около главных  врат,  изуродованных  тараном,  но  еще державшихся. С трепетом ждали они решительного удара --  того удара, который высадит  дверь.  Каждый  старался  быть  поближе  к  ней, чтобы,  когда  она откроется, первому  вбежать в  богатый собор, в это громадное хранилище, где скопились  богатства  трех  столетий.  Рыча  от  восторга  и  жадности,  они напоминали  друг  другу  о великолепных серебряных  распятиях,  великолепных парчовых ризах, великолепных  надгробных плитах золоченого серебра, о пышной роскоши  хоров,  об  ослепительных  празднествах -- о  Рождестве, сверкающем факелами,  о  Пасхе,  залитой  солнечным  сиянием,  о  всех  этих  блестящих торжествах, когда раки с мощами, подсвечники, дароносицы, дарохранительницы, ковчежцы  словно  броней  из  золота  и  алмазов  покрывали  алтари.  В  эту незабвенную  минуту  все  эти  домушники  и  хиляки,  все    эти  мазурики  и лжепогорельцы  гораздо  меньше  были  озабочены освобождением  цыганки,  чем разграблением Собора  Богоматери. Мы даже  охотно  поверим,  что для  доброй половины из  них  Эсмеральда была лишь  предлогом, если только ворам  вообще нужен какой-нибудь предлог.

        Внезапно,  в тот миг, когда они  сгрудились  вокруг тарана в  последнем порыве,  сдерживая  дыхание  и  напрягая  мускулы  для  решительного  удара, раздался вой, еще более ужасный, чем тот, который замер под упавшим бревном. Те,  кто  не    кричал,  кто  еще  был  жив,  взглянули    вверх.  Два  потока расплавленного свинца лились  с  верхушки здания  в  самую  гущу толпы. Море людей  как бы  осело под  кипящим  металлом,  образовавшим  в толпе, куда он низвергался,  две  черные дымящиеся  дыры,  какие остались  бы  в  снегу  от кипятка. В толпе  корчились  умирающие, вопившие от боли, полуобугленные. От двух  главных  струй  разлетались    брызги  этого    ужасного  дождя,  осыпая осаждавших,  огненными  буравами  впиваясь  в  их  черепа.  Несчастные  были изрешечены мириадами этих тяжелых огненных градин.

        Слышались раздирающие душу стоны. Смельчаки и трусы -- все побежали кто куда, бросив таран на трупы, и паперть опустела вторично.

        Все устремили взгляды на верх собора. Глазам бродяг явилось необычайное зрелище.  На самой  верхней галерее, над  центральной  розеткой, между  двух колоколен, поднималось яркое  пламя, окруженное вихрями  искр,  -- огромное, беспорядочное, яростное пламя,  клочья которого по временам  вместе  с дымом уносил  ветер.  Под  этим  огнем,  под  темной  балюстрадой  с  пламенеющими трилистниками, две водосточные трубы, словно пасти чудовищ, извергали жгучий дождь, серебристые струи которого сверкали на темной нижней части