мостовой дрянные железные ножи.

        Между тем в самой таверне вино и игра до такой степени отвлекали бродяг от мыслей, которые в этот вечер занимали все умы, что из их разговора трудно было понять, о  чем  собственно идет речь.  Заметно  было лишь, что  все они казались веселее обычного и что у каждого из них между колен сверкало оружие -- кривой нож, топор, тяжелый палаш или приклад от старинной пищали.

        Круглая зала башни была  просторна, но столы были так тесно сдвинуты, а гуляк  за ними  так  много, что все  находившиеся в этой  таверне,  мужчины, женщины, скамьи, пивные кружки -- все, что пило,  спало, играло,  здоровые и калеки, казалось  перемешанным как попало, в том порядке и с соблюдением той же симметрии, как и сваленные в кучу  устричные раковины.  На столах  стояли зажженные сальные свечи, но главным источником света, игравшим в этом кабаке роль люстры в оперной зале, был очаг. Подвал пропитывала сырость, и в камине постоянно,  даже летом,  горел  огонь. И сейчас  в этом громадном,  покрытом лепными украшениями камине с тяжелыми железными решетками и кухонной утварью пылало то сильное  пламя,  питаемое дровами  вперемежку  с торфом, которое в деревнях, вырываясь ночью из окон кузницы, бросает кроваво-красный отсвет на стены противоположных домов. Большая собака, важно восседавшая на куче золы, вращала перед горящими углями вертел с мясом.

        Однако, несмотря на беспорядок, оглядевшись, можно было отличить в этой толпе  три  главные  группы  людей,  теснившиеся  вокруг  трех уже известных читателю  особ. Одна из  этих особ,  нелепо наряженная в  пестрые  восточные лохмотья,  был  Матиас Хунгади  Спикали, герцог египетский и цыганский. Этот мошенник  сидел на  столе, поджав под  себя ноги,  и,  подняв палец, громким голосом посвящал в тайны черной и  белой магии окружавших его многочисленных слушателей, которые внимали ему с разинутыми от удивления ртами.

        Другие сгрудились вокруг нашего старого приятеля, вооруженного до зубов славного короля  Арго.  Клопен  Труйльфу с пресерьезным видом  тихим голосом руководил опустошением огромной бочки с выбитым дном, откуда, словно  яблоки и  виноград  из  рога  изобилия, сыпались топоры,  шпаги, шлемы,  кольчужные рубахи, отдельные части брони,  наконечники пик и копий, простые и  нарезные стрелы.  Каждый брал,  что  хотел, -- кто  каску,  кто шпагу, кто  кинжал  с крестообразной рукояткой. Даже  дети вооружались, даже безногие, облекшись в броню и латы, ползали между ног пирующих, словно огромные блестящие жуки.

        Наконец наиболее  шумное,  наиболее  веселое  и  многочисленное скопище заполняло  скамьи  и  столы,  где    ораторствовал  и  сквернословил    чей-то пронзительный голос, который вырывался из-под тяжелого воинского снаряжения, громыхавшего всеми своими частями --  от шлема до шпор.  У человека,  сплошь увешанного  этими  рыцарскими  доспехами,  виднелись  только  его  нахальный покрасневший вздернутый нос, белокурый локон, розовые губы да дерзкие глаза. За  поясом  у него было заткнуто несколько ножей и кинжалов, на боку  висела большая  шпага,  слева  лежал    заржавевший  самострел,  перед    ним  стояла объемистая кружка  вина, а по правую  руку  сидела  полная,  небрежно одетая девица. Все вокруг хохотали, ругались и пили.

        Прибавьте  к  этому  еще  двадцать более  мелких  групп,  пробегавших с кувшинами  на голове  слуг  и  служанок,  игроков, склонившихся над  шарами, шашками, костями, рейками, над азартной игрой в кольца,  ссоры в одном углу, поцелуи в другом,  и вы составите себе некоторое понятие об общем  характере этой  картины,    освещенной    колеблющимся    светом    полыхавшего    пламени, заставлявшего плясать на стенах кабака множество огромных причудливых теней.

        Все кругом гудело, точно внутри колокола во время великого звона.

        Противень под вертелом, куда стекал дождь шипящего сала, заполнял своим неумолчным  треском  паузы между диалогами, которые, скрещиваясь, доносились со всех концов залы.

        Среди всего  этого гвалта  в глубине таверны,  на  скамье,  вплотную  к очагу, сидел,  вытянув  ноги  и  уставившись  на  горящие  головни, философ, погруженный в размышления. То был Пьер Гренгуар.

        --  Ну,  живее!  Поворачивайтесь!  Вооружайтесь!  Через  час выступаем! говорил Клопен Труйльфу арготинцам.

        Одна из девиц напевала:

        Доброй ночи, отец мой и мать!

        Уж последние гаснут огни!

        Двое картежников ссорились.

        -- Ты подлец! -- побагровев, орал один из них, показывая другому кулак. -- Я тебя так  разукрашу трефами, что в  королевской  колоде карт ты сможешь заменить валета!

        --  Уф! Тут столько  народу, сколько  булыжников в мостовой!  -- ворчал какой-то    нормандец,    которого  можно  было    узнать    по    его  гнусавому произношению.

        --  Детки!  -- говорил фальцетом герцог египетский, обращаясь  к  своим слушателям. -- Французские колдуньи  летают  на шабаш без помела, без  мази, без козла,  только при помощи нескольких волшебных слов. Итальянских ведьм у дверей  всегда  ждет