и кончая стрельчатыми арками СенСеверина); как еще один  гармонический аккорд, добавленный  к ходу  созвучий, они  то и дело    прорывали    сложный    узор    пиньонов    резными    шпилями,  сквозными колокольнями, тонкими иглами, линии которых были  великолепным и увеличенным повторением остроугольной формы кровель.

        Университетская  сторона  была  холмистою.  Холм  святой  Женевьевы  на юго-восточной стороне  вздувался, как  огромный пузырь. Любопытное зрелище с высоты  Собора  Парижской  Богоматери  являло собой это  множество  узких  и извилистых улиц (ныне Латинский квартал), эти грозди домов,  разбросанных по всем  направлениям    на    его  вершине    и    в  беспорядке,  почти    отвесно устремлявшихся по его склонам к самой реке:  одни, казалось,  падают, другие карабкаются  наверх, и все цепляются  друг за друга. От беспрерывного потока тысяч черных точек,  двигавшихся на мостовой, рябило  в глазах:  это  кишела толпа, еле различимая с такой высоты и на таком расстоянии.

        Наконец  в  промежутках  между  этими  кровлями,  шпилями  и  выступами несчетного    числа    зданий,    причудливо      изгибавших,    закручивавших    и зазубривавших линию  границы  Университетской  стороны, местами проглядывали часть толстой  замшелой  стены, массивная круглая башня,  зубчатые городские ворота, изображавшие  крепость, -- то была ограда  Филиппа-Августа.  За  ней зеленели  луга,  убегали  дороги,  вдоль  которых  тянулись  последние  дома предместий, все более и более редевшие, по мере  того как  они  удалялись от города.

        Некоторые из этих  предместий имели довольно важное значение. Например, начиная от  Турнель, предместье Сен-Виктор с  его одноарочным  мостом  через Бьевр, с его аббатством, в котором сохранилась эпитафия Людовика Толстого -- epitaphium  Ludovici Grossi,  с церковью,  увенчанной  восьмигранным шпилем, окруженным четырьмя  колоколенками XI века (такой же точно можно видеть и до сих пор  в Этампе, его еще не разрушили); далее -- предместье СенМарсо,  уже имевшее в то время три церкви и  один монастырь;  еще дальше, оставляя влево четыре белые стены  мельницы Гобеленов, можно увидеть  предместье  Сен-Жак с чудесным резным распятием на перекрестке; потом -- церковь Сен-Жак-дю-Го-Па, которая в  то время была еще готической, остроконечной,  прелестной; церковь Сен-Маглуар  XIV  века, прекрасный неф которой Наполеон превратил в сеновал; церковь  НотрДам-де-Шан  с  византийской мозаикой. Наконец, минуя стоящий  в открытом  поле  картезианский  монастырь  -- роскошное  здание,  современное Дворцу правосудия, с множеством  палисадничков, и пользующиеся дурной славой руины  Вовера,  глаз    встречал  на  западе  три  романские  стрелы    церкви Сен-Жермен-де-Пре. Позади  этой церкви начиналось Сен-Жерменское предместье, бывшее в то время уже большой общиной и состоявшее из пятнадцати -- двадцати улиц.    На  одном  из  углов    предместья  высилась  островерхая  колокольня Сен-Сюльпис.  Тут  же  рядом  можно  было  разглядеть  четырехстенную ограду Сен-Жерменской  ярмарочной площади, где  ныне  расположен  рынок;  затем  -- вертящийся  позорный  столб,  принадлежавший  аббатству,  красивую    круглую башенку под свинцовым конусообразным куполом; еще дальше -- черепичный завод и Пекарную улицу, ведшую к общественной хлебопекарне, мельницу на пригорке и больницу  для  прокаженных  --  домик на  отлете,  которого  сторонились. Но особенно  привлекало взор и надолго приковывало к себе аббатство Сен-Жермен. Этот  монастырь, производивший  внушительное впечатление и как церковь и как господское  поместье, этот дворец духовенства, в котором  парижские епископы считали  за  честь  провести  хотя  бы одну  ночь,  его  трапезная,  которая благодаря    стараниям  архитектора  по  облику,    красоте    и  великолепному окну-розетке  напоминала  собор,  изящная  часовня  во  имя  божьей  матери, огромный  спальный покой, обширные  сады, опускная  решетка, подъемный мост, зубчатая ограда на зеленом фоне окрестных лугов, дворы, где среди отливавших золотом кардинальских мантий сверкали доспехи воинов, -- все это сомкнутое и сплоченное вокруг  трех высоких  романских  шпилей,  прочно  утвержденных на готическом своде, вставало на горизонте великолепной картиной.

        Когда, наконец,  вдосталь насмотревшись на Университетскую сторону,  вы обращались к правому  берегу, к Городу, панорама резко менялась. Город, хотя и более обширный, чем Университет, не представлял такого единства. С первого же  взгляда  нетрудно  было    заметить,  что  он  распадается  на  несколько совершенно обособленных частей. Та часть Города на востоке, которая и теперь еще  называется  "Болотом" (в  память о том  болоте, куда  Камюложен  завлек Цезаря), представляла собою скопление дворцов.  Весь этот квартал тянулся до самой реки.  Четыре  почти  смежных особняка  -- Жуй, Сане, Барбо и  особняк королевы -- отражали в водах Сены свои шиферные крыши, прорезанные стройными башенками. Эти четыре здания  заполняли  все пространство от улицы Нонендьер до аббатства